woronessa (woronessa) wrote,
woronessa
woronessa

Трансформация

 Это мой старый рассказик. Я его люблю, делюсь с вами. У меня есть ещё маленькие рассказы от лица этого самого Славки, постепенно выложу их.

Чистая память или предисловие к большой жизни
Блин! Вы имеете представление о том, что вы есть величайшая ценность на Земле?
Не человечество, а именно вы лично.
Нет?
Вот и я не знал.
Не знал, пока Машка
не сходила в лесу в кусты.
Вернее, не сразу после кустов, а после её рассказа.
И вот, когда Машка рассказала мне о случае в лесу, я ей не поверил сначала.
Думал, у неё крышу снесло.
Потом ещё подумал.
У меня это даже на лице отразилось.
Не-а, я не тупой.  
Но уж очень всё странно.
 Мне показалось, что в голову не помешается то, что она говорила.
Сначала у меня в голове образовалась пустота.
Потом я подумал, что Машка вообще-то нормальная.
И это вправду с ней было.
И я стал стараться впихивать её рассказ в голову сам. Получилось.
Тем более что там сначала образовалась пустота, как бы место для него. А уже потом я стал думать. Раньше, когда человек задумывался, мне смешно было. Казалось, что он советуется с кем-то в своей голове. Ну, кто там может быть? А теперь у меня там Машкин РАССКАЗ.
Сейчас я могу сказать, что после этого случая Машка, конечно, изменилась, но не до ненормальности. Просто стала другая. Серьёзнее, что ли…. Думает, прежде чем сказать.
 
А тогда я недоумевал. Машка думает. Это Машка-то, с её-то ногами. Ноги у неё…. Мммммм…. Если вы знаток конечно. Ну, вообщем, если раньше Машкины ноги росли от ушей (впрочем, некоторые считали, что от грудей), то теперь они у неё растут от ума.
 
Короче, организовали мы прогулку в лес.
 Всё, как полагается, сосиски, пиво.
Сосиски, чтоб быстрее было.
Шашлык долго, да и в городе его поесть можно.
Главное лес, мы и костёр.
 Сосиски жарились, мы глотали слюни. Уже проголодались, пока добирались.
Пиво начали пить сразу, но договорились оставить немного, сосиски запить.
Девчонки, как всегда, после трёх глотков запищали, заверещали, что уже в кусты надо. Ну, совсем терпеть не могут. Побрели они в разные стороны.
А мы остались на месте, сосиски переворачивать, а то уже коричневели. Сильно.
 Катька пришла быстро, Танька, немного погодя, с каким-то дурацким веником, важно называя его букетом.
А Машки не было долго. Сначала никто не волновался.
Волков здесь и в помине нет, наверно и не было, бродячие собаки не показывались, обычно они сразу из кустов вылазят. Жрать, хотят. Потом мы начали поглядывать в ту сторону, куда пошла Машка. Сначала молча. Потом Стас стал отпускать дурацкие шуточки на анальные темы. Мы молчали. Потом и Стас замолчал. Все как-то беспокойно задвигались.
А потом на фоне берёзки материализовалась Машка. Вернулась она минут через сорок. Другая. Это была уже не та Машка. Она и не она. Мы это не сразу заметили. Как-то постепенно. Все посерьезнели, хоть и пиво, и сосиски. Я только потом сообразил, что мы сразу на неё не напали с шуточками, с вопросами. Как-то Машка заняла много места собой и вытеснила из наших голов всё. Мы замолчали. Говорить не хотелось.
Но и Машка молчала. Теперь-то я понимаю, что мы молчали по-разному. Вся наша компания – тупо. А Машка – спокойно, немного отрешённо и по-взрослому.
               Рассказала она мне всё только сейчас. Неделя прошла.
Что раньше рассказывала Машка? Ну, сами понимаете. Кто с кем, кто в чём.
У кого денег стрельнуть.
   А тут….
   Я ВИДЕЛ то, что рассказывала Маша.
Я не только видел, я СЛЫШАЛ, ЧУВСТВОВАЛ, ОБОНЯЛ запахи, я БЫЛ там вместо неё, когда она рассказывала.
Я видел этот лес другими глазами.
И не Машиными даже, потому что она тоже уже смотрела не только своими глазами.
 
Короче…
МАШКИН РАССКАЗ.
Как ты помнишь, Славка, был летний, теплый день. Мы с вами отдыхали в лесу. Не о чём не задумывались. Иногда я вспоминаю с тоской о той беззаботности, что была мне присуща тогда. И чего меня понесло именно в ту сторону. Я и в туалет-то не хотела. Просто пошла, потому что девчонки пошли.
Поэтому я прошла немного подальше, гуляя.
Нашла симпатичный кустик, присела под ним.
Когда вставала, услышала ворону. Я лениво, как всё в этот день получалось у меня, подняла глаза вверх и увидела далеко справа на дереве огромную смешную ветку, которая была надломлена и со всеми своими остальными веточками и листьями похожа на кисть руки сжатой в кулак и отставленным указательным пальцем. Перст указующий!
         Мне стало смешно. Повела взглядом влево, то есть в том направлении, куда показывала ветка. И почти не увидела там деревьев. Похоже, что там была полянка. Решила прогуляться туда. Ориентир у меня был. Эта ветка. Она должна быть заметной издалека.
Набрела на какие-то развалины… Я стояла на ступеньках, которые остались от какого-то большого дома. Странно, дом в лесу. Не избушка, а большой каменный дом. Ступеньки длинные. Остатки колонн. Стен. Но всё почти вровень с землёй. Пока я стояла, моё настроение менялось. Я чувствовала, что меня окружает что-то нежное и тёплое, похожее на пар в бабушкиной баньке, не жаркий, а тёпленький, как меня мыли в детстве в этой баньке. Это было что-то родное и близкое. Невидимое, напоминающее мягкие бабушкины руки и её журчащий голос. Таким она рассказывала мне сказки. Было так приятно, что мне казалось, что я дома, в своей кровати, вытягиваюсь и укладываю удобно своё тело. Я как будто после интересно проведённого дня с чувством наполненности и удовольствия от всего. И в то же время ощущения были необычными, казалось, что это что-то живое и доброе, родное, как мама в самом раннем детстве и в то же время огромное и чистое, почти благоговейное. Всё это обволакивало меня. Оно… что-то навевало.… Наполняло восторгом и грустью, тишиной и неосознаваемыми мыслями. Какой-то шёпот во мне, который срочно хотелось разобрать, прислушиваясь. Это как свои рождающиеся мысли. И в тоже время я понимала, что это не мои мысли. Зато стала понимать, где нахожусь. Я стояла на развалинах графского дома. Ощущения удивительнейшие. Я казалась себе умнее, значительнее, добрее и сильнее. В этот момент я была мудрецом с доброй улыбкой. Я была поддержкой для всего мира. Сохраняя связь с реальностью, понимала, что это не мои ощущения. Я была не одна. Когда ушла со ступеней, ощущения сохранились. Позже я поняла, что изменилась навсегда. Нет, не стала сверхмудрой или сверхдоброй, просто мир теперь видела через призму мудрости и доброты Ушедших. И не важно то, что я не знаю их имени, сколько людей здесь жило, как сложилась их судьба, они стали мной, не буквально, конечно, а как бы частью меня. Это была сила людей, живших здесь когда-то или их отражение домом, и лесом. Или память силы и память отражения. Энергия памяти, энергия мысли, она вошла в меня навсегда, сочтя, очевидно, или подходящей, или абсолютно пустой, чтобы вместить столько. То, что вошло в меня очень малО и в тоже время необычайно огромно. Я назвала это ЧИСТАЯ ПАМЯТЬ. Чистая память, которую хранит земля, которая доступна живущим.
Самое интересное, что не видела «перста указующего» больше. Он исчез. Но я легко вернулась к ребятам. В этом лесу я никогда не заблужусь теперь. Он мне родной.
 
СЛАВКИНО ПРОДОЛЖЕНИЕ.
Пока я слушал, время остановилось. Я ничего не видел перед собой, кроме той картинки, которую рисовала Машка своим рассказом. С детства, как и все дети, я не мог понять, что такое смерть. Не чувствовал я того, что люди исчезли навсегда.
Казалось, что они ушли от нас, но обязательно возникнут где-то в другом месте.
Мне, маленькому, всегда было обидно, что моему обществу, умершие предпочли чьё-то, мне пока неведомое.
Я думал, что, когда вырасту, обязательно разберусь с этим вопросом.
Мне необходимо было понять, что же притягательного в том месте, куда все со временем устремляются.
 Я считал, что всё, что с человеком происходит, происходит только по его собственному желанию или с его согласия.
Логика подсказывала, что люди удаляются куда-то, именно, по собственному желанию. И никак не мог предположить, что дело со смертью может обстоять иначе. По большому счёту, так и есть. Если человек понимает, что такое на самом деле жизнь и смерть, то уходит легко, просто и обыденно.
Тому, что ушедшие где-то есть, я получил конкретное подтверждение в Машкином рассказе во взрослой жизни. Правда мама не считает меня взрослым. Но я-то знаю! Я уже взрослый. А после того, что рассказала Машка, стал ещё взрослее. Я обязательно схожу туда, где была Машка. В голове у меня как будто щёлкнуло! Пазлы сошлись. Я вспомнил то, что рассказывала мама друзьям, и рассказ нашей соседки. Хорошо, что мама его записала. Мама с нашей соседкой как будто соревнуются, кто больше необычного узнает и запишет. Особо ценится у них их собственный опыт. Что они с этим сделают, я не знаю. Может, я у них утащу и издам! Там много странного. Некоторые люди такое любят.
 
Tags: моя проза, трансформация.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments